Известия: 25 мая 2000 г.

Россия во сне и наяву

Светлана БАБАЕВА

Так представлялись реформы, которые Путину предстояло сделать. О результатах судите сами. (VF)

В минувшие выходные в подмосковном Голицыне собрались экономисты. Одним из основных докладчиков был советник Владимира Путина по экономике Андрей Илларионов. Он представил тезисы программы экономического развития России, которые сильно отличаются от 400-страничного документа, переданного в правительство министром экономического развития Германом Грефом. "Известия" стали единственной газетой, получившей этот документ.

Страна запуталась в многотонных талмудах, о которых говорят экономисты. Греф представляет в Белый дом свою программу. В ответ премьер Михаил Касьянов сообщает, что правительство представит свою стратегию. Отличную от грефовской. И не раньше июня. Сзади подпирают эксперты Всемирного банка и МВФ с рекомендациями. Сам Путин обещает озвучить программу действий в Послании Федеральному собранию. Как нам стало известно, там будут присутствовать и серьезные экономические разделы.

Тем временем политизированная часть граждан до сих пор пребывает в святом неведении: что новая власть намерена делать с ними и, главное, с экономикой, чтобы реализовать тезис: "Поднять благосостояние страны". Секретность экономических "мозговых штурмов", проходящих по уединенным местам Подмосковья, всплывающие в прессе куски отдельных программ и следующие за ними противоречивые комментарии экономистов заставляют граждан думать, что власть либо неспособна четко обозначить путь к процветанию, либо готовит нечто ужасное.

Возможно и третье объяснение: на фоне кажущегося экономического, а теперь и политического благополучия (10-процентный экономический рост за четыре месяца этого года по сравнению с январем-апрелем прошлого, доходы граждан растут, валютные резервы растут и т.д.) у центра возникло желание не форсировать реформы, ограничившись минимально необходимым набором мер типа принятия очередной части Налогового кодекса.

Москву уже начинает подталкивать зарубежный мир, у которого вновь забрезжила надежда, что экономику России удастся наконец сделать прозрачной и привлекательной. России это нужно больше, чем Западу. Возможно, появление радикального варианта реформ экономики страны наконец заставит ответственных за принятие решений перестать делать вид, что экономика растет сама, и заняться серьезными преобразованиями. Четко сформулированными и понятными обществу. Если Кремль и хочет устраивать конкуренцию программ, то делать это можно так, чтобы граждане понимали, в чем суть конкурса и что их ждет. А экономисты могли на понятном языке объяснить, что они предлагают народу и почему без этой меры экономика страны не сможет развиваться.

Авторы тезисов концепции - экономисты Борис Львин и Андрей Илларионов. Первый вариант программы был подготовлен Борисом Львиным еще летом 1998 года. Нынешней зимой, еще до назначения Илларионова советником президента, появилась новая версия документа. Возможно, это способствовало активизации Центра стратегических разработок Германа Грефа. Там началась бурная деятельность, и в результате на стол Путину легла программа. Правда, документ сильно изменился по сравнению с первоначальным вариантом: появился новый раздел по дерегулированию экономики, внесены правки в бюджетный раздел. Хотя в Кремле о программе Грефа по-прежнему говорят так: "Она стала значительно лучше, но разработчикам не хватило куража", имея в виду излишнюю расплывчатость многих мер. К тому же вышедший из недр ЦСР документ, рассчитанный на 10 лет, все же напоминает "не стратегию, а краткосрочную программу действий для конкретного правительства". Плохо это или хорошо, можно спорить. Но факт тот, что задание Путина было другим.

Тезисы Львина-Илларионова умещаются на двух страницах. Говорят, кроме тезисов существует более подробное описание действий, набор мер, включая перечень законов и правительственных постановлений. По сравнению с программой Грефа у публикуемых сегодня тезисов два основных отличия: они не рассчитаны на короткий срок и они по-настоящему либеральны.

Тезисы концепции экономической программы.

1. Дерегулирование.

Большая часть существующего сегодня госрегулирования отменяется: ограничение на проживание в определенных районах страны (прописка), разрешительный порядок регистрации предпринимательской деятельности, ценовой контроль... экспортный контроль, контроль за деятельностью печати и СМИ, ограничение на международное движение капитала... прекращается выдача квот на ведение внешнеторговой деятельности...

2. Реформа денежной системы.

Создается "валютное управление". Устанавливается раз и навсегда стабильный обменный курс между рублем и долларом... Центральный банк... перестает кредитовать государственный бюджет.

3. Реформа банковской системы.

Снимаются ограничения на деятельность иностранных банков в России... Институт государственного банковского надзора ликвидируется.

4. Приватизация.

Продажа госсобственности осуществляется на открытых аукционах с недискриминационным допуском иностранных участников, объявляемых не менее чем за шесть месяцев до проведения в российских СМИ, The Economist и The Financial Times.

5. Административная реформа.

На переходный период количество федеральных министерств сокращается до восьми (финансов; юстиции; внутренних дел; иностранных дел; обороны; труда и соцзащиты; энергетики, транспорта и связи; здравоохранения)...

***

По словам Илларионова, эта программа не ограничена временными рамками. Очевидно, что ее невозможно выполнить за год. Это скорее описание желаемого состояния российской экономической системы. Это программа для страны, нацеленной на быстрый и устойчивый экономический рост.