Newsru.com: 13 января 2011г

"Ведомости": Стокгольмский арбитраж нашел три свидетельства экспроприации имущества ЮКОСа

Ирина Лагунина: Государство потеряет больше, чем приобрело, экспроприировав "ЮКОС"

Стокгольмский арбитраж нашел три свидетельства заинтересованности российского правительства в экспроприации имущества ЮКОСа. Это избирательность преследования, а также ход налоговой проверки нефтяной компании и распродажи ее активов. Арбитры согласились, что в случае с ЮКОСом речь идет о незаконной экспроприации. По их мнению, ее целью был возврат активов компании в собственность государства, а также оказание давления на политического оппонента, пишут "Ведомости".


Как напоминает издание, арбитры института торговой палаты Стокгольма еще 12 сентября присудили взыскать с России 3,5 млн долларов ущерба в пользу держателя акций ЮКОСа - британской RosinvestCo UK Ltd которая владела 7 миллионами акций нефтяной компании. Россия пыталась оспорить юрисдикцию стокгольмского арбитража в государственных судах Швеции, но ее жалоба была отклонена.

Британцы с 2007 года требовали возместить сначала 75 миллионов, а затем более 200 миллионов долларов из-за потери капиталовложений после "национализации" ЮКОСа. RosinvestCo требовала деньги за потерю инвестиций в ЮКОС на основании соглашения о взаимной защите капиталовложений между СССР и Великобританией от 1989 г. Статья 5 этого документа не допускает незаконную экспроприацию, т. е. не в общественных интересах, дискриминационную по отношению к каким-то компаниям и без выплаты владельцам компенсаций в двухмесячный срок.


Арбитры согласились, что в случае с ЮКОСом речь идет о незаконной экспроприации. По их мнению, ее целью был возврат активов компании в собственность государства, а также оказание давления на политического оппонента.

В этом арбитры убедились, проанализировав три факта. Схемы уклонения от уплаты налогов, применяемые ЮКОСом, использовались и другими нефтяными компаниями, говорится в решении: то, что жесткие санкции были применены только к одной компании, свидетельствует о дискриминации. Другим доказательством послужил порядок проведения налоговых проверок. Во время проверки, начатой одновременно с кампанией против ЮКОСа, налоговики нашли множество нарушений, которых не обнаружили во время предыдущей проверки всего восемью месяцами ранее, удивлены арбитры. Третьим фактом стали итоги аукциона по продаже "Юганскнефтегаза". Победителем стала неизвестная прежде компания "Байкалфинансгруп", у которой не было даже офиса, но которая каким-то образом нашла 1,7 млрд долларов для участия в торгах и действовала в интересах госкомпании "Роснефть", констатируют арбитры.

Правда, арбитры присудили компенсацию лишь в 1,5% от затребованной RosinvestCo UK Ltd суммы, следует из решения: ущерб в 3,5 млн долларов рассчитан по состоянию на 24 марта 2007 года, Россия должна приплюсовать к нему проценты по ставке LIBOR на дату оплаты.

Тем не менее это решение грозит миллиардными убытками России, замечает партнер "Нерр" Илья Рачков. Он напоминает, что юрфирма Covington & Burling уже подсчитала: потери инвесторов ЮКОСа в странах, которые имеют двусторонние договоры с Россией о защите инвестиций, составляют более 10 млрд долларов. "Эти инвесторы растащат решение по делу RosinvestCo на цитаты, хотя оно и не создает прецедента", - прогнозирует Рачков. Формулировки в решении достаточны, чтобы требовать компенсации от России по соглашениям о взаимной защите инвестиций, считает партнер Baker & McKenzie Владимир Хвалей: "Но трудно назвать победой взыскание 1,5% от заявленной суммы требований".

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков и представитель администрации президента комментировать решение отказались. Представитель Минфина также не комментирует процесс, ссылаясь на подачу апелляции на решение стокгольмского арбитража.

Тем временем защита и сторонники экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и бывшего руководителя МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева, получивших по 14 лет колонии за хищение нефти и отмывание выручки, продолжают комментировать абсурдность приговора. По их мнению, председатель Хамовнического суда Москвы Виктор Данилкин допустил "фундаментальные нарушения закона" при вынесении приговора по второму делу, передает РИА "Новости".

Как сообщил Российскому агентству правовой и судебной информации (РАПСИ) адвокат Лебедева Константин Ривкин, он и адвокат экс-главы ЮКОСа Михаил Клювгант подали в Мосгорсуд краткую жалобу на приговор, в которой они просят не только его отменить, но и вообще прекратить уголовное дело за отсутствием в действиях Ходорковского и Лебедева состава преступления.

Первая краткая жалоба на решение суда была подана еще 31 декабря 2010 года, таким образом, обвинительный приговор в законную силу не вступил.

В кассации защита указывает, что выводы судьи Данилкина не соответствуют установленным в процессе фактическим обстоятельствам, содержат существенные противоречия, многочисленные, в том числе фундаментальные, нарушения закона.

В частности, адвокаты на протяжении следствия и судебного разбирательства неоднократно отмечали, что Ходорковского и Лебедева повторно судят за одни и те же действия, но по-разному их квалифицируют. В 2004 году Мещанский суд Москвы счел, что подсудимые уклонялись от уплаты налогов, а в 2010 году оказалось, что налогообложения избежали доходы, полученные от хищения сотен миллионов тонн нефти.

"Вопреки общеизвестному положению правовой доктрины о невозможности одними и теми же действиями совершить хищение и налоговое правонарушение, Хамовнический суд признал возможность существования такого "феномена". Мало того, издеваясь вслед за государственными обвинителями над логикой и здравым смыслом, в "обоснование" этой правовой ереси суд ограничился ссылкой на непреложную, но не имеющую никакого отношения к рассматриваемому доводу истину, что хищение и преступления в налоговой сфере имеют различные объекты преступных посягательств", - говорится в жалобе.

Адвокаты просят Мосгорсуд признать, что в обжалуемом приговоре предпринята попытка искусственной криминализации обычной хозяйственной деятельности ЮКОСа. Они напомнили, что ни один свидетель, ни один документ не оспаривал, что нефть была реализована покупателям в соответствии с заключенными договорами, а денежные средства, которыми оперировала НК ЮКОС, являлись выручкой от продажи добываемой нефти и полученных из нее нефтепродуктов.

Доказательств иного, говорится в жалобе, нет и в приговоре судьи Данилкина, который при анализе якобы доказательств хищения нефти привел обычные гражданско-правовые сделки и финансовые операции, типичные для нефтяных компаний.

"В связи с этим приговор является неправосудным, а именно - незаконным, необоснованным и подлежащим отмене", - отмечает защита.

Адвокаты Клювгант и Ривкин также отмечают, что суд в приговоре фактически не уделил внимания аргументам стороны защиты о том, что в действиях Ходорковского и Лебедева отсутствуют криминообразующие признаки хищения и легализации, либо существенно исказил их доводы.

Анализу доказательств стороны обвинения Данилкин посвятил три дня, а защиты - один, при этом судья счел, что свидетельством вины Ходорковского являются даже его собственные показания.

Защита считает, что суд уклонился от подробного разбора приведенных защитой доказательств, поскольку все они, опять же, свидетельствуют об умышленной искусственной криминализации со стороны прокуратуры и суда обычной хозяйственной деятельности любой аналогичной компании.

"Ни положений действующего законодательства и уголовно-правовой доктрины, ни судебной практики, ни фактических данных, на которые ссылалась сторона защиты, суд по той же причине "не заметил", а для их игнорирования применил банальные уловки: искажение доводов защиты и содержания доказательств, постулирование общеизвестных истин, которые, однако, позицию защиты никоим образом не опровергают, - отмечается в жалобе.

В документе указывается, что защита пока может анализировать приговор исходя лишь из того, что она восприняла на слух, так как копию приговора, также как и копии протоколов судебных заседаний за весь 2010 год, она пока не получила.

"После получения и изучения указанных копий нами будет реализовано безусловное право дополнить данную жалобу", - уточнили адвокаты.

Судья Виктор Данилкин посчитал, что Ходорковский и Лебедев могут и должны нести уголовную ответственность за совершение тяжких преступлений в нефтяном комплексе страны. По мнению председателя суда, исправиться экс-глава ЮКОСа и бывший руководитель МФО МЕНАТЕП могут только в условиях изоляции от общества. Оснований для назначения условного наказания он не нашел.

Поскольку в назначенный 14-летний срок Данилкин включил семь лет, которые Ходорковский и Лебедев уже отбыли в СИЗО и колонии, то на свободу осужденные могут выйти в 2017 году. Ходорковскому тогда будет 54 года, а Лебедеву - 61 год.

В приговоре отмечается, что экс-глава ЮКОСа и экс-глава МФО МЕНАТЕП руководили организованной группой, большинство членов которой находятся в международном розыске или уже осуждены. "Группа Ходорковского", согласно приговору, умышленно и на протяжении длительного времени совершала преступления в нефтяном комплексе страны исключительно с целью личного обогащения. Ущерб от действий фигурантов был расценен в 892 миллиарда рублей.

В приговоре судья неоднократно отмечал, что мотивом масштабных преступлений послужила корысть Ходорковского и Лебедева, которые заранее не только продумали их план, но и каждый шаг для того, чтобы избежать наказания.

"Организованная группа", лидером которой якобы является Ходорковский, не раз упоминается в приговоре, хотя подсудимым не вменяется статья 210 УК РФ - "организация преступного сообщества или участие в нем". Адвокаты опасаются, что такая оценка суда может повлечь возбуждение третьего уголовного дела против экс-главы ЮКОСа и бывшего руководителя МФО МЕНАТЕП.

"Если они пошли по пути объявления всего менеджмента ЮКОСа организованной группировкой, то надо расставить все точки над "i", - сказал Ривкин, уточнив, что в таком случае экс-главе ЮКОСа и бывшему руководителю МЕНАТЕП можно вменить и статью 210 УК РФ.

Впрочем, защита заявила, что у нее нет конкретных доказательств того, что третье уголовное дело планируют возбудить.

Свобода: 20 января 2010

Ирина Лагунина: Судебная война: иски, которые выигрывают акционеры ЮКОСа.

Ирина Лагунина: 100 миллиардов долларов – в такую сумму оценивают свой ущерб акционеры компании ЮКОС, подавшие иск в международный арбитраж. Они обвиняют российские власти в том, что те нарушили Энергетическую хартию, проведя экспроприацию их собственности. В какой стадии находится дело? И что могут решить арбитры?

Всю эту неделю мы рассказываем о международных судебных процессах по делам ЮКОСа. Сегодня – о международных арбитражных трибуналах. Не далее как в прошлый четверг газета "Ведомости" опубликовала сообщение, что еще 12 сентября арбитры института торговой палаты Стокгольма вынесли положительное решение по иску британской компании RosinvestCo, держателя акций ЮКОСа. Арбитры признали, что в случае с ЮКОСом была проведена экспроприация собственности. Газета отмечает, что инвесторам присудили только полтора процента от той суммы, которую они запрашивали, но и она составляет 3 с половиной миллиона долларов. О значении этого решения стокгольмского арбитражного суда мы беседуем с юристом Владимиром Гладышевым.

Владимир Гладышев: Само дело RosinvestCO замечательно следующим. Во-первых, это первый раз, когда суд рассматривал по существу так называемое налоговое дело ЮКОСа. До этого налоговое дело ЮКОСа рассматривалось в судах, я представлял некоторые заключения по налоговому делу ЮКОСа, дела по экстрадиции менеджеров ЮКОСа в Англии, на Кипре, в других местах, косвенно рассматривалось, но никогда не рассматривалось в качестве центрального сюжета. Первый раз налоговое дело ЮКОСа было рассмотрено в качестве центрального сюжета. Оно было рассмотрено не до конца, было рассмотрено выборочно, те эпизоды, которые адвокаты сочли наиболее яркими. Но главный вывод суда содержится в одной фразе, было записано, что экспроприировав ЮКОС путем незаконных налоговых претензий, Россия, во-первых, совершила международное правонарушение или международное преступление, если хотите, можно перевести, совершило международное правонарушение. И второе – нарушила нормы международного права. Это на самом деле ключевая фраза. Все концентрировались на том, что им дали меньше денег, чем они просили, что правда, но это особенности того, как они приобретали акции. Но самая главная фраза вот эта: Россия нарушила нормы международного права и совершила международное правонарушение тогда, когда она экспроприировала ЮКОС путем незаконных налоговых претензий. И вот эту фразу и вывод суда очень тяжело будет преодолеть при самом хорошем отношении к Российской Федерации, которое не очень есть, как я понимаю, в других судах, эти суды реально независимы, как международный арбитраж и два других. То есть вот это первый из международных инвестиционных арбитражей, до которого дошло дело ЮКОС, и он сделал такой вывод. Естественно, дело в Страсбурге, которое будет рассматриваться, другие дела и плюс предыдущие дела иностранных судов, несколько дел было в Великобритании по экстрадиции, дело в Швейцарии, Лихтенштейне, на Кипре, в США и так далее, два дела было в Страсбурге. То есть уже есть определенный корпус решений международных судов, международных арбитражей, в котором действия России по отношению к ЮКОСу остаются определенным образом. И вот это наиболее резкое решение из всех, которые были до сих пор.

Ирина Лагунина: Владимир, какое влияние будет иметь это дело по RosinvestCO для Ходорковского лично? И может ли оно иметь какое-то влияние?

Владимир Гладышев: Может, необязательно, но может. во-первых, там есть этот вывод. Во-вторых, там есть еще одна вещь, на которую совсем не обратили внимания "Ведомости". Обратили внимание, что адвокаты Российской Федерации на протяжении всего дела меняли свою точку зрения на существо налогового дела несколько раз. То есть, грубо говоря, суд, если называть вещи своими именами, сказал, что: ребята, мне кажется, что вы врете, потому что вы все время говорите, объясняете по-разному то, что вы делаете, объясняете по-разному, что означают ваши собственные законы. Вы определитесь как-нибудь, что ваши законы значат. То есть, во-первых, Россия нарушила международное право, во-вторых, адвокаты, которые защищают Российскую Федерацию, они врут. Собственно говоря, эти два факта, которые дают возможность вывода дела ЮКОСа на внешнеполитический уровень в различных странах, если эти страны захотят. Грубо говоря, Саркози достаточно очевидно высказывался по делу ЮКОСа, высказывался достаточно дипломатично, но достаточно жестко. Раньше это было внутреннее дело России – это все-таки налоги, особая статья. В настоящее время так сказать не могут. Потому что, во-первых, есть факт, зафиксированный в международном праве, и второе, что налоговые претензии – это было прикрытие для экспроприации. А когда экспроприация делается под прикрытием как бы законных действий государства по сбору налогов, по сбору таможенных пошлин, чего-то еще – это является одним из самых нехороших нарушений международного права. Мы нарушаем международное право, понимаем, что нарушаем и пытаемся всех обмануть, делать вид, что это не так. Поэтому уже нет оправданий у политических деятелей Запада, которые ведут диалог с российским руководством по поводу дела ЮКОС, они теперь не могут сказать, что это внутреннее дело России, они теперь не могут сказать, что может быть Россия действительно собирала налоги с ЮКОСа, а не использовала якобы сбор налогов на самом деле для прикрытия для разрушения компании. Теперь все точки расставлены, у них нет оправдания для отстранения от этого дела. Вот этот вывод суда переводят дело в совершенно новую плоскость. И именно этот факт может оказать влияние на судьбу Ходорковского.

Ирина Лагунина: Вы еще упомянули помимо Энергетической хартии испанское дело.

Владимир Гладышев: Это испанское дело примерно как RosinvestCO. RosinvestCO по русско-английскому двустороннему соглашению, а по испанскому делу это примерно такое же дело по процедуре, но там, как я понимаю, было несколько испанских инвестиционных фондов. То есть это дело пока в производстве, там идет, как я понимаю, обмен по существу мнениями сторон, документами. Был несколько лет назад преодолен барьер, то есть суд принял дело к производству, то есть сказал, что я компетентен рассматривать это дело, теперь рассматривается по существу. Дело будет рассматриваться где-то весной, в мае примерно этого года. И где-то до мая 2012 года надо будет ожидать решение суда.

Ирина Лагунина: Владимир, а решение по RosinvestCO будет учитываться арбитражным судом по иску испанских инвесторов?

Владимир Гладышев: Суд не сможет игнорировать то, что было сказано в деле RosinvestCO. Он не связан этим делом, необязательно суд в испанском деле скажет: да, суд в деле RosinvestCO сказал, поэтому мы обязаны следовать той же самой логике. Но он эту логику в какой-то мере будет учитывать. Либо он с ней будет спорить, либо он с ней будет соглашаться внутренне. Тем более, что там достаточно авторитетные арбитры были в деле RosinvestCO. То есть в принципе определенное значение, в чистом виде прецедента нет, но определенное значение для испанского дела иметь может. Тем более, что это дело будет изучаться под лупой всеми сторонами.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с юристом Владимиром Гладышевым. Наибольший интерес сейчас вызывает трибунал, рассматривающий иск о нарушении Россией в ходе экспроприации ЮКОСа международного договора под названием Энергетическая хартия. Иск по этому делу составляет 100 миллиардов долларов. Документ был подписан в 1994 году и вступил в силу в 1998-м. На данный момент в Хартии почти 50 участников, в основном из Европы. США и Китай участниками соглашения не являются. Россия поставила свою подпись, но так никогда и не ратифицировала. О том, почему инвесторы ЮКОСа решили обратиться в арбитражный суд по этой статье, мы беседуем с адвокатом фирмы Pillsbury Winthrop Shaw Pittman Стивом Бекером. Какие положения Энергетической хартии позволяют частным акционерам и инвесторам обращаться в международный арбитражный суд?

Стив Бекер: Энергетическая хартия, как и двусторонние соглашения об инвестициях, и инвестиционная статья договора о свободной торговли в Северной Америке – NAFTA – учреждает механизм, с помощью которого частные инвесторы могут инициировать международный арбитраж против того государства, в которое они инвестировали. Они вправе потребовать денежной компенсации от этого государства, если то нарушило международные обязательства. Этим инструментом в последнее время пользуются довольно часто. На самом деле этот механизм дает защиту частному лицу в тех случаях, когда государство нарушило юридические обязанности, например, не дискриминировать иностранных инвесторов и не чинить произвол. Ну и, конечно, и это довольно часто используется в судах, - это обязательство государства не проводить экспроприацию собственности, то есть не отбирать инвестиции без соответствующей компенсации.

Ирина Лагунина: Две судебные инстанции – суд в Нидерландах и международный арбитраж в Стокгольме – вынесли по разным искам суждение, что Россия провела именно экспроприацию собственности ЮКОСа. Это может повлиять на решение арбитражного суда по Энергетической хартии?

Стив Бекер: Общее правило в арбитражных делах такого рода состоит в том, что предыдущие решения трибуналов не устанавливают прецедент – ни по фактам, ни по юридической трактовке. Но, конечно, стороны, участвующие в процессах, очень часто пользуются предыдущими процессами для иллюстрации своих претензий. И анализ, проведенный в ходе предыдущих арбитражей, довольно часто используется в более поздних процессах, особенно когда речь идет о похожих делах и аналогичном законодательстве.

Ирина Лагунина: В данном случае речь идет об иске в 100 миллиардов долларов. На какой стадии находится рассмотрение этого дела?

Стив Бекер: Это пока только предварительное решение по вопросу юрисдикции. Основная проблема в данном случае состояла в том, чтобы ответить на вопрос – распространяется ли на Россию действие Энергетической хартии при том условии, что страна подписала договор, но российская Дума пока не ратифицировала его. Арбитры заслушали аргументы сторон и приняли во внимание тот факт, что в хартии есть статья, предписывающая странам применять этот договор в предварительном порядке до ратификации, если только это не противоречит национальному законодательству этого государства. Так что вопрос на самом деле состоял в том, насколько российские законы и практика их применения позволяют вводить в действие международный документ до его окончательной ратификации. И арбитры пришли к выводу, что российское законодательство позволяет вводить в действие международные соглашения предварительной ратификации. И Россия делала это в случае со многими другими международными договорами.

Ирина Лагунина: Этот арбитраж, как и все арбитражные суды такого характера, носит, конечно, закрытый характер. Но откуда все-таки могла взяться сумма в 100 миллиардов долларов?

Стив Бекер: Для таких процессов типично, что истцы нанимают экономистов, которые делают расчеты, учитывая не только реальную потерю средств от потери инвестиций, но также и потерю возможной прибыли от инвестиций и другие виды ущерба. Арбитры обычно рассматривают, насколько реалистична затребуемая компенсация, но только после того, как судьи придут к выводу, что государство нарушило договор, например, провело экспроприацию.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с адвокатом фирмы Pillsbury Winthrop Shaw Pittman Стивом Бекером.

Ирина Лагунина: 100 миллиардов долларов – в такую сумму оценивают свой ущерб акционеры компании ЮКОС, подавшие иск в международный арбитраж. Они обвиняют российские власти в том, что те нарушили Энергетическую хартию, проведя экспроприацию их собственности. В прошлом выпуске программы мы говорили о том, что это – самое серьезное дело, которое рассматривается сейчас международными судами в связи с экспроприацией ЮКОСа. А сам факт экспроприации подтвержден уже несколькими западными судами. Почему этот иск может иметь столь серьезные последствия для России, поясняет бывший адвокат компании ЮКОС Роберт Амстердам.

Роберт Амстердам: Энергетическая Хартия содержит множество положений, которые западные компании и инвесторы могут использовать против Российской Федерации. Этих рычагов до решения арбитража не было. Энергетическая хартия требует, чтобы государство относилось одинаково ко всем инвесторам, что Россия попросту не соблюдает, особенно в энергетической области. Так что только по одной Энергетической Хартии против России можно возбудить огромное количество дел. Даже если Россия исполнит свою угрозу и выйдет из Хартии, когда суд решит, что она несет ответственность в соответствии с нормами этого документа.

Ирина Лагунина: Бывший адвокат компании ЮКОС, а ныне – адвокат бывшего премьер-министра Таиланда Таксина Чинавата Роберт Амстердам. Насколько реалистично получить эти средства с России, если таково будет решение международных судов? Вопрос адвокату фирмы Pillsbury Winthrop Shaw Pittman Стиву Бекеру.

Стив Бекер: Иногда взыскание этих средств довольно затруднено. Многое будет зависеть от того, поддержат ли исполнение решений международных трибуналов российские суды. Многое будет также зависеть и от того, решат ли трибуналы возместить ущерб с помощью изъятия собственности российского государства за рубежом. Но в данном случае, когда речь идет о нефтяной компании, может быть принято решение об отторжении собственности российского государства, которая находится за границей.

Ирина Лагунина: А обычная практика что показывает?

Стив Бекер: Во многих случаях, когда государство проигрывало дела, оно соглашалось добровольно выплатить компенсацию. Целый ряд дел по-прежнему находятся в стадии апелляций, а в отдельных случаях, когда видно, что получить компенсацию на добровольных началах не удастся, стороны договаривались на компромисс – может быть, государство выплатит не всю сумму, а только часть, может быть, не сразу, а частями. А в принципе, когда поступает решение международного арбитражного суда, то выигравшая сторона, чтобы добиться отторжения собственности или принуждения проигравшего выплатить компенсацию, должна получить подтверждение местного суда того государства, где разворачивается дело.

Ирина Лагунина: Адвокат фирмы Pillsbury Winthrop Shaw Pittman Стив Бекер. Тот же вопрос юристу Владимиру Гладышеву.

Владимир Гладышев: Исполнение, да – это нелегкий путь, но есть международные механизмы исполнения через нью-йоркскую конвенцию о приведении в исполнение арбитражных решений. То есть речь идет об арестах активов. Необязательно это будут государственные активы, это могут быть активы государственных корпораций. В России, например, создана была такая вещь, как государственные корпорации, которые на самом деле собственность государства. Я, например, не особенно вижу, почему не может быть арестовано имущество крупных государственных корпораций по искам к российскому государству. Структура сама юридическая государственных корпораций такова, что это достаточно реально, если правильно доказать эти вещи в иностранных судах.

Ирина Лагунина: Владимир, но вот вы рассказывали в нашей программе о деле Франца Зедельмайера, у которого отобрал особняк Павел Бородин и который сумел отсудить себе обратно эту собственность в международном суде. Но тяжба эта по-прежнему тянется, хотя в конечном итоге и было арестовано здание российского торгпредства вблизи шведской столицы.

Владимир Гладышев: Зедельмайер было самое первое дело, никто еще толком не знал, как обращаться с этим. Сейчас наработана тактика, как это делать. Каждое следующее дело проходит гораздо легче, конечно, с точки зрения процедур, потому что создаются прецеденты. Чем больше дел против России возбуждается в инвестиционных арбитражах, тем легче судиться каждому следующему инвестору. Есть уже прецеденты, все знают, как толковать положения инвестиционных соглашений, все знают, как потом исполнять эти решения. То есть чем дальше, тем легче судиться. Открылся ящик Пандоры. После дела ЮКОСа судиться с Россией и инвестиционных арбитражах будет совсем легко.

Ирина Лагунина: Владимир, мы подробно за эти несколько дней остановились лишь на нескольких делах ЮКОСа, но когда я начала заниматься этой темой, у меня сложилось впечатление, что этих дел – сотни.

Владимир Гладышев: На самом деле то, что называют "дело ЮКОСа" – это первая мировая юридическая война. Такого не было никогда в истории человечества. По моим подсчетам, "дело ЮКОСа" – 300 дел в 15 различных юрисдикциях и международных арбитражах. Они все разные. Несколько дел было в связи с запросами на выдачу различных менеджеров ЮКОСа. Первое дело было в 2005 году, после этого было дело Тимирко, дело Горбачева, дело Азарова, два дела на Кипре. Было дело в Швейцарии, очень важное было решение, когда российские власти попросили заморозить активы ЮКОСа. Аналогичное дело было в Лихтенштейне, когда отказали в замораживании средств ЮКОСа в банках Лихтенштейна. Плюс есть еще дела, о которых, если в них не участвовал, сложно знать, невозможно объять необъятное. С точки зрения Российской Федерации они координируются как-то в общем плане. С точки зрения, грубо говоря, противоположной стороны, я не уверен, что они координируются, что есть центр принятия решений, в этом совершенно не уверен. Они все разные совершенно дела, часть есть иностранных инвесторов, которые между собой никак не связаны, например, английские, испанские инвесторы – это совершенно разные группы людей. Насколько я могу судить из того, что я читал, они никак между собой не связаны. То же самое, например, голландский суд, латвийские суды, это некоторые группы бывших менеджеров, инвесторов ЮКОСа, то есть все совершенно разные. Речь идет о чем: во-первых, помимо инвестиционных арбитражей, одна категория дел – дела об экстрадиции, вторая категория дел – это дела в Европейском суде по правам человека. Сейчас то, что рассматривается – это корпоративное дело ЮКОСа, когда сама компания ЮКОС подала в Европейский суд заявление против Российской Федерации о нарушении ее прав. Плюс там подавались заявления в отношении очень многих людей, которые были арестованы в России. Несколько заявлений инициировано было от имени Ходорковского, несколько дел от имени Лебедева, дела Пичугина, Бахминой, Переверзева, Малаховского, Величко, многих людей, которых широкая публика не знает, но все они были арестованы в России в связи с делом ЮКОСа.

Третья категория дел, голландские дела – это споры различных структур по поводу нынешней судьбы тех активов ЮКОСа, которые были за границей, что с ними делать после банкротства ЮКОСа. Потому что банкротство, голландский суд не признал правомерность банкротства ЮКОСа, соответственно, не признал тот факт, что все активы должны были перейти временному управляющему господину Ребгуну в свое время. И теперь решается вопрос, что же с этими активами делать.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с юристом Владимиром Гладышевым.

Стоит ли говорить при этом, как повлияет второй приговор Михаилу Ходорковскому на общественное мнение западных стран. Впрочем, когда я произнесла эту фразу в присутствии бывшего адвоката ЮКОСа Роберта Амстердама, он меня прервал.

Роберт Амстердам: Было бы огромной ошибкой называть это приговором и притворяться, что в этом во всем есть нечто от судебной системы. Как я сказал уже семь лет назад – это незаконно, это – актеры в драме, которую составили Путин, Медведев, Сечин, целая группа людей, которые отняли у него его состояние и передали его либо государству, либо самим себе. Я не могу комментировать решение суда, потому что никакого решения суда нет. Это жульничество, которое получит осуждение в страсбургском суде по правам человека. Где к тому времени будет сам Ходорковский, я предсказывать не берусь, но хочу подчеркнуть: мы все стали свидетелями глубокой личной человеческой трагедии и юридического фарса. И надо соответствующим образом к этому относиться.

Ирина Лагунина: Почему вы с такой легкостью говорите, что активы ЮКОСа были переданы либо государству, либо в частный карман?

Роберт Амстердам: Посмотрите, кто приобрел активы ЮКОСа – "Байкал-финанс". Кто это? Это близкие друзья ключевых фигур в стране. Самое удивительно, что ведь никто ничего не скрывал и не отрицал! Из того, что Россия сделала, вряд ли что-то можно оправдать. Именно поэтому Россия будет продолжать проигрывать в любом честном судебном процессе. Только в России господин Сечин может быть одновременно вице-премьером по утрам и председателем совета директоров "Роснефти" по вечерам. Произошло полное слияние государственных постов и коммерческой деятельности, которое привело к неэффективному управлению и тотальной коррупции.

Ирина Лагунина: Роберт Амстердам, бывший адвокат компании ЮКОС, а ныне адвокат бывшего премьер-министра Таиланда. И вот, заместитель начальника Национального центрального бюро Интерпола при МВД России Алексей Абрамов заявил в интервью агентству ИТАР-ТАСС, что Россия открыла еще 19 уголовных дел на бывших компаньонов ЮКОСа по всему миру. И, дескать, 6 человек уже, по запросу России, арестованы. Ну что же, сложно, конечно, предугадывать судейские решения, да и выносятся они на Западе независимо, но – если сказанное господином Абрамовым – правда, то берусь сделать такой прогноз: еще 6 дел об экстрадиции Россия проиграет.